Проповеди «Среброуста» московского, Серафима (Звездинского), епископа Дмитровского

ВЕЛИКИЕ ДНИ

С апостольских времён дни Страстной седмицы были в глубоком почтении у христиан. Они проводили их в строжайшем воздержании и усердной молитве. По свидетельству святителя Иоанна Златоуста, первые христиане в Страстную седмицу усугубляли обыкновенные подвиги поста. Они, подражая Господу, старались быть добрыми и снисходительными к немощам своих ближних и больше творить дела милосердия. Христиане первых веков считали неприличным не только осуждать кого-либо, но и прекращали в эти дни все тяжбы, суды, наказания и даже освобождали на это время от цепей узников в темницах, виновных не в уголовных преступлениях.

По величию и важности совершавшихся событий каждый день этой седмицы именуется великим. Церковные службы представляют все события последних дней Спасителя совершающимися пред нами, и мы проходим мысленно всю величественно трогательную и назидательную историю страданий Христовых. Святая Церковь призывает нас в эту неделю оставить всё суетное и мирское и последовать за нашим Спасителем.

В эти дни Страстной седмицы МБУ МЗ «Дмитровский кремль» предлагает Вашему вниманию, дорогие читатели, проповеди «Среброуста» московского, Серафима (Звездинского), епископа Дмитровского. Которые были прочитаны им в Дмитровских храмах в 1921 году.

Проповеди и беседы еп. Серафима записывли его духовные чада.

 

14(27) апреля 1921 год, Великая Среда,
Литургия, Дмитров, село Подлипичье, Казанская церковь.

Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа!

Евангелие, которое мы слышали ныне (Евангелие, читаемое на Литургии — от Матфея, глава 26, стихи с 6 по 16), — чудный призывный звон колокола для всякаго грешника. Нигде в Евангелии нет такого образа милосердия Божия к кающемуся, такого образа возрождения, как в рассказе о грешнице. Злые страсти держали ее душу как бы в демонском плену. Много душ погубила она, разбивала  и нарушала мир в семьях. Наконец жизнь ее стала тяжела, тоска вселилась в душу, победы не давали радости. Вдруг она услышала о великом пророке. Видит Его среди учеников, слышит Его учение, на ней остановился Его взор. Много глаз смотрело на нее с любовию, но в них читались только страсть, чувство звериное, а в этом взоре прочла осуждение всей соей жизни, но и неизреченную доброту и всепрощение. Этого взора не могла забыть, хотелось еще раз увидеть Учителя, услышать, попросить прощения.

Долго она искала Его. В одни дома войти не осмеливалась, в другие трудно попасть, ибо ее, как презренную, отталкивали от дверей. Наступил вечер, когда узнала она, что Христос в Вифании, в доме Симона прокаженного. Сюда и решилась войти, т.к. можно было всеми презираемой женщине переступить порог этого дома, чтобы исповедовать всенародно свои грехи. Самыми отверженными были прокаженные, которым запрещалось даже оставаться в городе; к ним в дом боялись входить. Побежала ко Христу в одежде кающейся, не боясь, что будут думать и говорить люди.

Захватила только флакон нарда, драгоценнейшее, купленное страшной ценой позора, чудное, благоуханное миро. Настолько ценное, что его держали в дорогих хрупких сосудах с узким горлышком, чтобы миро вытекало из флакона по каплям. С этим сосудом вошла в дом. Не испугало презрение и негодование, с которым встретили ее гости, видела только чудного Учителя. Заметила, что приняли Его не с должным почтением, не оказали обычного гостеприимства, не омыли ноги, не помазали голову маслом, как принято на Востоке.

Привлекаемая какою-то силою, грешница осмелилась подойти к ложу Христа ( на Востоке вкушают пищу в полулежачем положении). Взглянув в лицо Учителя поняла, что ей нечего рассказывать, вся жизнь известна Ему. Но не испугалась, напротив, поняла, если кто и может простить, только Он, Который все понял. Бесконечная благодарность, пламенная любовь к Милосердному охватили ее душу. Со слезами раскаяния упала к ногам Его. Они были в пыли, но слезы ее смыли пыль; волосы грешницы от резких движений распустились, и она ими отерла омытые ноги. Не смутили насмешки и негодования, верила, что спасение здесь. Схватив бесценное сокровище – флакон, стала возливать миро на главу, для чего хозяин пожалел масла. Миро вытекало медленно, по капле. Тогда она разбила хрупкий сосуд, и благоухающий нард полился струей, и на голову, и на одежду, и на ноги возлежавшего Христа. Все принесла она к ногам дивного пророка: свою гордость, свою известность, не побоялась насмешек. Не флакон, но душу свою разбила она, потому, что бесконечная любовь загорелась в ее душе, и всю себя принесла в жертву. И не была отвергнута: «Прощаются тебе грехи твои иногие за то, что ты возлюбила много». Упала к ногам Христа неизреченная грешница, а встала равноапостольная Мария Магдалина, ибо по преданию это была именно она.

 16(29) апреля, Великая Пятница, Дмитров.

У Гроба Христа, взирая на Его прободенные руки и ноги, на рану в ребрах, что сказать? Хочется спросить, за какое преступление, какую вину Он был так мучим? За что предан на смерть, странный не имевший, где главу преклонити, Сын Человеческий? Взирая на Него, лежащего пред нами, вспоминаю путы, которыми Он был обвит. Много было их на Нем, но выделяются три, возложенных на Спасителя тремя людьми: Иудою, Каиафой и Пилатом.

Посмотрим, за что же возложил свои путы Иуда. Ведь он из любимых двенадцати, кому Господь открывал все тайны Своего учения, ему дал дар чудотворения, и все-таки Иуда предал Его, Учителя своего и Господа. Почему? Всматриваясь в характер Иуды, отметим самую яркую особенность: Иуда – материалист. В общине апостолов охотно исполнял роль казначея, а святой евангелист Иоанн прибавляет, что даже среди своих был не вполне честен. На вечере при виде дара грешницы Иуда негодует: зачем позволила себе непозволительную трату. Предавая Учителя, спрашивал врагов Его: «Что дадите мне, и предам Его?» Материализм и оттолкнул его от Христа. Он примкнул к ученикам Господа в надежде, что явился Мессия, устроитель могущественного царства здесь на земле, царства народа Израилева, где ученики займут подобающее место первых помощников царя. А учитель проповедует нищету, обещает своим последователям гонения, скорби, лишения. Говорит, что Царство Его не от мира сего, — понятно и разочарование Иуды. Он из казны, которую собирал для Христа, стремился что-то утаить. Евангелист прямо указывает, что он был вор. Вероятно, указывали и остальные апостолы, возможно, и Сам Учитель, что озлобляло Иуду. Разочаровавшись в мечте стать помощником Царя Иудейского, решил отомстить, предав Его врагам. Но и в них обманулся. Думал предательством Спасителя заслужить благодарность князей еврейских, извлечь выгоду, но враги Христа, использовав его, с презрением швырнули ему сребренники и отвернулись. Так Иуда сам наказал себя, оставив общество апостолов, был оттолкнут и синедрионом.

Как похожи на него современные материалисты, которым понятны только земные блага, рай только на земле блага, рай только на земле, а все, что недоступно внешним чувствам, ими осмеивается, гонится, отрицается. Как Иуду, обманывает их мир, не дает того, чего они ждали. Это ведет к раздражению, отчаянию, иногда к самоубийству.

Второй враг Христа – Каифа. Посмотрим на него: видный деятель, заботится о своем народе, боится, что придут римляне и завладеют их царством. Потому открыто решается сказать: «Лучше пусть один человек погибнет, нежели весь народ». Каиафа  — рационалист, предшественник Ренанов, Толстых и им подобных. Гордым своим умом он не может принять учение Христа, его возмущают просто верующие, про которых презрительно говорит, что они прокляты в законе. Даже чудо воскресения Лазаря не убеждает его. Как похожи на него наши современные умники, которые гордо заявляют, что могут принять Христа как великого учителя, но не как Бога; что учение Его не Откровение Божественное, но обычное человеческое, в которое другие могут вносить поправки и изменения. В результате появилось евангелие Толстого – безобразно грубое, полное земных мыслей.

Теперь посмотрим на Пилата. Он не прочь принять Христа и решается Его открыто исповедовать. Как похожа на него наша современная интеллигенция, хромающая на оба колена, и как жалки такие неустойчивые, колеблющиеся умы.

Но не этих трех видим мы у драгоценного для нас Гроба: безбоязненного Иосифа достославного, дерзновенно просившего у Пилата тело Иисуса Христа и с честью похоронившего, не боясь угроз и злобы синедриона. Никодима, принесшего умершему Учителю дорогой дар любви: смирну и алоэ. Вижу сотника, искренне исповедавшего: «Воистину Он Сын Божий».

Возлюбленные мои, пусть среди вас не будет материалистов, променявших дар апостольства на мишуру мира, на 30 сребренников, пусть не будет гордых умников, Каиаф и Пилатов пусть не будет среди вас. Будьте подобны смелым исповедникам Христа – сотнику и Иосифу. Принесите лежащему во Гробе миро-смирение и алоэ-любовь, обвейте Его чистою плащаницею добрых дел, чтобы быть достойными узреть Его воскресшим из Гроба.

17 (30) апреля, Великая Суббота, Дмитров.

Замечали ли вы, дорогие мои, что в природе все совершается постепенно и умеренно. Возьмите момент смены ночи и дня. Не бывает, чтобы ночную тьму сменил ослепительный свет солнца. Сначала за мраком наступает переходное время, сумерки предрассветные, и только тогда, когда привыкнет глаз к свету, появляется яркое солнце. Так устроено для того, чтобы подготовить глаз к восприятию ярких лучей, иначе он может пострадать. Так устраивает Господь  и в жизни духовной. Теперь, в последние дни Страстной седмицы, мать наша – Церковь готовит нас к восприятию светлой весны Воскресения. Сквозь печальный плач о страданиях Спасителя светит надежда на победу над смертью. Прислушайтесь к песнопению, присмотритесь к символам богослужения. Вчера видели лежащего во Гробе, сегодня носили погребать его.

В Евангелии на утрени говорилось, что Христа сняли со Креста, положили во гроб, привалили ко гробу камень и даже приложили печать. Но у гроба мы слышали песнь: «Не рыдай Мене, Мати,…востану бо и прославлю верою и любовию Тя величающих». У этого Гроба мы читали и пели песнопения и псалмы,которые создают картину отпевания, но сейчас, во время литургии, слышим радостную песнь победы: «Поем Господеви, славно бо прославися». Настроение усиливается другим песнопением: «Господа пойте дела и превозносите Его во веки». Наконец перед самым Евангелием слышим могучий торжествуюий призыв: «Воскресни, Боже, суди земли, яко Ты еси наследиши во всех языцех».

Во время пения этой песни спадают со священнослужителей одежды скорби, и они облекаются в блестящие, белые. Само Евангелие говорит уже о Воскресении, только эта радость воспринята ангелами, а люди, за исключением мироносиц, еще не знают о нем. Но узнала природа, которую освятил погребенный и воскресший Спаситель. Он освятил землю возлежанием во Гробе, растения, допустив погребение Свое в саду Гефсиманском. Освятил воздух Своим восхождением к Отцу, солнце, лучи которого озарили Его Воскресение. И за радость обновления и победы вся вселенная возносит благодарность Восставшему.

Обычно, когда в какой-либо праздник хотят почтить и порадовать виновника торжества, приглашают хор, приветствуют речами, стихами и пением. Сегодня я слышал божественно дивный хор, которым Святая Церковь почитала Искупителя мира. Громадный хор, голос его могуч, музыка исполнена чудной гармонии, воспевая несмолкаемо: «Господа пойте дела и превозносите Его во веки». Кто это поет? А вот послушайте: «Благословите, ангелы Господни, небеса Господня, Господа пойте и превозносите Его во веки». Вот чья первая арфа звучит в этом хоре. Ангелы, небеса небес прежде всего несмолкаемо поют чудную песнь. К ним присоединяют свои гимны воды, яже превыше небес, вся силы Господни (читает всю песнь). К хору небесных сил присоединяются голоса святых пророков, провозвестивших Искупителя, апостолов, хоры победные мучеников, мучениц, страстотерпцев, исповедников, хоры преподобных, тесным путем, тяжелою борьбою с собою, со своим «я», достигших светлых чертогов; хор всех праведных воспевает песнь. На весь мир звучит победная арфа, согласно, гармонично звучат ее струны. Разве расстроится дивный хор, если порвется маленькая струночка? Нет!

А потому, друг мой ты скоро скорбишь, что среди хора на земле есть такие, которые не хотят петь гимн и пытаются своими ничтожными слабыми голосами прервать победную песнь, не бойся. Жалкие голоса даже не слышны в громадном хоре: струн порвавшихся не заметят торжествующие певцы. Воспрянь духом, подыми скорбно поникшую голову и слушай, как хор в честь Воскресения наполняет небо и землю, спускается в самый ад, куда несется весть Воскресения и прощения. И в твоей душе грешной, скорбной, унылой звучит этот гимн; прислушайся к нему и присоедини свой голос к хору Воскресшего.

Источники:

  1. Книга И.Г. Меньковой, «Твой я, Господи!»..Жизненный путь и труды сщмч. Серафима (Звездинского), епископа Дмитровского.
  2. https://sinod-molodost.in.ua/bogosluzheniya/1051-evangeliya-chitaemye-na-utreni-i-liturgii-velikoj-sredy.html